Новости комитета


ГОРЯЧАЯ ЛИНИЯ
связи с избирателями




+79525877842

с 09:00 до 14:00


+79198872343

с 14:00 до 18:00


Если заметили какое-то нарушение на нашем сайте, Вы можете нам об этом сообщить и мы незамедлительно предпримем все необходимые меры. Спасибо за содействие.

Блог председателя

Российский парламентаризм: опыт разочарования

110 лет назад Россия пережила свой первый парламентский период: I Государственная дума была открыта 27 апреля 1906 года и распущена через 72 дня. Непродолжительность жизни отношения к этому предприятию не изменила: первый российский парламент вызывал недоверие задолго до того, как был собран. Предубеждение так и осталось определяющим в отношении к российской Думе: в любом созыве она так или иначе будет вызывать скепсис и разочарование. В преддверии очередных выборов в Государственную думу Ульяна Волохова изучила дневники и письма 1905-1906 годов и составила хронику разочарования в первом парламентском опыте, а Дмитрий Бутрин постарался объяснить, как получаются хорошие парламенты и почему российская Дума всегда была неудачницей

Даже в современных исторических учебниках деятельность I Государственной думы всегда описывается вскользь и некоторой скороговоркой, как что-то, с одной стороны, вполне правомерное и даже где-то полезное, а с другой — маловажное с оттенком некоторой неприличности. Да, дескать, и такое было на святой Руси, можно и об этом говорить, ну да что об этом говорить. "Василий Петрович, большой предприниматель, благотворитель, к слову, думец" — депутатство 1905 года для какого-либо лица в уже послереволюционных мемуарах обычно упоминается также к сведению, дополнительно, причем упоминается обычно людьми чуть старомодными и поэтому недалекими. Можно ли этим званием гордиться? Кто-то, может, и гордится, у нас теперь, как это сказать, свободы, да. Уж какие есть. Сосчитанные в исторических монографиях октябристы, кадеты и трудовики на фотографиях выглядят основательно и всегда неуместно. Слишком хорошо мы знаем, что результаты всех этих голосований не имеют значения, что история России творилась в другой обстановке, другими людьми и иными словами и действиями.

Тем более удивительно знать, что такое же чувство неуместности по отношению к институту парламентского представительства в России испытывали почти все еще до того, как Государственная дума (какое, право, неудобопроизносимое сочетание слов избрано властями для парламента — ну какая дума? горькая? былое и думы? подушка-думка? нелепица, да и все) собралась в Санкт-Петербурге по повелению государя императора на свое первое законосовещательное заседание. "Вы нас даже не представляете!" — этот лозунг можно было бы выбить над Таврическим дворцом, где 27 апреля 1906 года после всех уже выкрутасов с уточнением статуса Госдумы после выборов, с преобразованием Государственного совета, изменения законов и новых манифестов это заседание все же состоялось. А можно было бы выбить там и другую цитату, из предвыборной инструкции избирательным комиссиям: "при сем, разъясняя населению программы различных партий, земские начальники обязаны разъяснить крестьянам всю неосновательность программ, клонившихся к изменению основного государственного строя". Несколько десятилетий позже один видный думец, Борис Грызлов, сформулировал это короче: "парламент — не место для дискуссий".

"Госдума всегда занималась тем, что не было интересно совершенно никому, кроме исполнительной власти, либо транслировала в парламентском зале прямые пожелания избирателей. Последнее всегда было особенно неуместно."

Ответ на вопрос, для чего нужен России законодательный орган, функцией которого не может быть изменение основного государственного строя, был очевиден всякому образованному человеку: раз запрещено что-то менять по существу, то парламентарий есть существо, приговоренное говорить с трибуны в сильно стесненных обстоятельствах и без толку. Думец есть существо, бесполезно сотрясающее воздух, а сама Дума — говорильня. Удивительно при этом, что в российской национальной политической культуре бесполезные разговоры — центральная часть политического процесса, и уж интеллигенции было бы разумно окружить почтением вершину этой величественной пирамиды разговоров, не сводящихся ни к чему. И спустя век лозунг "парламентской республики" для России произносится также как-то не взаправду, с элементом игры-вызова — а мы вот возьмем и вручим власть в великой и могучей выборным, и не будет среди них самого главного, и будут они говорить, говорить, говорить. И наговорят.

И наговорят, да. Даже большевикам, успех которых через 12 лет после выборов в Государственную думу во многом был основан на неприятии значительной частью населения самой идеи парламентского представительства, на недоверии к электоральной демократии, этот эффект вредил. То, что Ленин выступал с броневика, в России знают даже нынешние дети, которые не знают, кто такой Ленин — но вот что этот Ленин с броневика говорил? Даже выдающиеся речи виднейших ораторов в России не принято цитировать более чем полупредложением, лозунгом или выкриком — в лучшем случае в газетах напишут "выступил с зажигательной речью", а уж что там за речь — бог с ней. Собака лает, ветер носит. Лишь бы дело делалось.

Дело тем временем делалось где угодно, только не в Думе, и даже с появлением телевидения и прямых трансляций из парламента в 1989 году представительство народное так и не обрело какого-либо прочного вида. Занятно, что сама по себе идея Конституции в сознании образованного класса в России никогда прямо не связывалась с идеей электоральной демократии. Основной закон не может иметь столь низкого происхождения. Он может быть дарован, он может быть создан мудрыми юристами или выдающимися политиками, его может лично написать товарищ Сталин, он может прорасти из советской почвы органически подобно брежневской Конституции 1977 года (мы же не думаем, что Верховный совет СССР есть структура, способная что-либо придумать?). Но несколько сотен подозрительных людей, которых никто не видел и которых вообще непонятно кто и почему избрал в какое-то законодательное собрание, в качестве источника общих правил гражданского общежития? Увольте. Это смехотворно.

Парадоксально, что и сама Государственная дума всегда вполне оправдывала предубеждения тех, кто должен был быть ее сознательным избирателем и лидером общественного мнения. Ей вечно не хватало того, что отличает страны с развитой парламентской демократией от стран, где она приживается плохо,— точного понимания повестки дня. Избиратель и в России, и за ее пределами всегда чрезвычайно приблизительно осознает, что ему надо от электоральной демократии, зато в принципе понимает, что законодательная власть создана в первую очередь для того, чтобы выявить эти проблемы и дать на них ответ. Госдума в этом смысле всегда была неудачницей. Она либо занималась тем, что не было интересно совершенно никому, кроме исполнительной власти, либо транслировала в парламентском зале прямые пожелания избирателей. Последнее всегда было особенно неуместно. Выраженное прямо и непосредственно — постройте школы, раздайте землю, покарайте казнокрада, завоюйте Константинополь, урезоньте инородцев, обеспечьте порядок — воля представителей народа для создания правовых конструкций непригодна, если не сказать более, опасна. Парламент существует в качестве механизма, угадывающего то, что на самом деле хочет население, которое этого не в состоянии сформулировать в терминах законов. Выдающийся парламент удивляет избирателя именно этим — неожиданной политической мудростью и высшей рациональностью, недоступной иным ветвям власти в силу их природы. Одна такая удача — и парламентский строй в стране существует веками, поскольку все знают, что удача возможна.

Но что делать, если такой удачи пока не случилось, если есть все основания полагать, что Государственная дума будет такой же, как и все остальные?

РАСХОДОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ КАНДИДАТОВ И ПАРТИЙ. КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ АГИТАЦИОННОЙ КАМПАНИИ

1. ФОРМИРОВАНИЕ И РАСХОДОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ (В ЦЕЛОМ ПО РФ).
Избирательная кампания – 2016 подходит к финишу. Через несколько дней избиратели страны дадут оценку усилиям и амбициям партий и кандидатов в депутаты, претендующих на 450 мест в новом, седьмом созыве Государственной Думы Российской Федерации. Но уже сейчас можно достаточно ясно определить их усердие в достижении цели и, как следствие, уяснить задачи, которые они ставили перед собой.

Нынешние выборы в Государственную Думу проводятся, как известно, по смешанной системе. Половина ее состава – 225 депутатов – избирается по партийным спискам в едином федеральном избирательном округе. Согласно статье 71 закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», «предельная сумма всех расходов из средств избирательного фонда политической партии не может превышать 700 миллионов рублей», причем собственные средства партии в этой сумме «не могут превышать 50 процентов». (Об особенностях формирования избирательного фонда кандидатов по одномандатным избирательным округам мы рассказывали в Докладе № 5). Объем «накопления» и уровень «расходования» средств избирательного фонда специалисты считают одним из основных факторов для прогнозов о результатах выборов.

По данным Центральной избирательной комиссии РФ и Сбербанка России, за десять дней до голосования общая сумма средств, которые участвующие в выборах по федеральному округу 14 партий привлекли в свои избирательные фонды, составила 2 миллиарда 196 миллионов 703 тысячи 764 рубля 23 копейки. Из них «пущено в дело», то есть уже израсходовано 1 миллиард 722 миллиона 897 тысяч 933 рубля 15 копеек.

Абсолютным лидером по обеим позициям, причем с большим отрывом от конкурентов, в этой «финансовой гонке» оказалась вовсе не «Единая Россия», как достаточно обоснованно прогнозировалось большинством политологов перед началом избирательной кампании, а ЛДПР. Что свидетельствует о серьезных намерениях партии Жириновского. Либерал-демократы сумели привлечь в свой избирательный фонд 554 миллиона 133 тысячи рублей, более чем на 65 миллионов обойдя единороссов, у которых 489 миллионов. Достаточно неожиданной стала, и третья позиция ненамного отстающего от них «Яблока» – 412 миллионов 736 тысяч рублей. Эта тройка значительно опережает соперников; совокупный объем ее фондов составляет более 66 % всей суммы избирательных фондов участвующих в выборах партий. То же «Яблоко» на 116 с лишним миллионов опережает «Справедливую Россию» и на 180 миллионов «Партию Роста». На этом фоне 150 миллионов избирательного фонда занимающей 6 место в этом рейтинге КПРФ смотрятся совсем скромными.

У пяти партий они колеблются в диапазоне от 2 до 5 миллионов рублей.

В избирательном фонде партии «Гражданская сила» всего 388 тысяч 880 рублей.

Впрочем, если бы в таблице финансового отчета была графа «Процент израсходованных средств», то «Гражданская сила» могла бы претендовать на первенство – она уже израсходовала 99,8 % своего избирательного фонда. По этому излюбленному хитрой статистикой показателю она опережает и «Справедливую Россию» – 99,3 %, и Коммунистов России (96,7 %), и ЛДПР (95,4 %).

К отчетной дате ЛДПР потратила на предвыборную агитацию уже более полумиллиарда – 528 миллионов 615 тысяч 946 рублей 54 копейки. Это в 1,8 раза больше, чем идущая второй по расходам «Справедливая Россия», в 2 с лишним раза, чем «Единая Россия», и более чем в 3,5 раза по сравнению с КПРФ – своих коллег-оппонентов по уходящей Думе и основных соперниках на выборах. Большинство остальных партий тоже активно тратят избирательные фонды. Не освоили и половины своих избирательных фондов «Партия пенсионеров за справедливость» и «Партия Роста». Что удивительно, недалеко от них ушла и «Единая Россия», израсходовавшая (на отчетную, заметим, дату – 6 сентября) всего 58,3 % своего бюджета, около 285 миллионов рублей. Такой же финансовой тактики придерживается, похоже, и «Яблоко», замыкающее четверку лидеров по расходам (чуть больше 225,5 миллионов, 54,6 % фонда).

Конечно, по всем правилам игры, в последние дни перед выборами партии, реально претендующие на думские мандаты или надеющиеся хотя бы пересечь утешительный трехпроцентный рубеж, должны резко усилить свои траты на агитацию, но вряд ли это заметно повлияет на рейтинг формирования и расходования их избирательных фондов.

2. ФОРМИРОВАНИЕ И РАСХОДОВАНИЕ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ ФОНДОВ КАНДИДАТОВ ПО ОДНОМАНДАТНЫМ ОКРУГАМ

Рассмотрим теперь ход избирательной кампании в одномандатных округах Ростовской области и движение средств избирательных фондов кандидатов.

В первую очередь надо отметить, что выделенная нами лидирующая группа, в составе которой все 6 кандидатов, выдвинутых «Единой Россией» и представитель «Справедливой России» Михаил Емельянов, продолжает безусловно опережать всех оппонентов, все больше отрываясь от них каждый в своем избирательном округе (что в целом соответствует и наращиванию объёмов и интенсивности избирательной кампании).

Увеличилась и идущая следом вторая группа кандидатов-«миллионеров» – с семи до 10 человек. И хотя по общей сумме собранных средств они отстают от группы лидеров в 4,4 раза, в основном совместными усилиями этих 17 кандидатов совокупный избирательный фонд увеличился почти на 50 процентов и составил 131.694.600 рублей.

И это при том, что у значительной части кандидатов он до сих пор так и не сформирован. Хотя число «бессребреников» несколько уменьшилось, 0 рублей 0 копеек в избирательном фонде до сих пор имеют 13 кандидатов. В 151-м Таганрогском округе, где в избирательных фондах Александра Безрученко («Гражданская платформа») и Петра Малышевского («Зеленые») продолжает иметься по 100 рублей, а у Алексея Зайдлина («Коммунисты России») и вовсе 10 рублей.

Наиболее активно работает с наполнением избирательных фондов по-прежнему «Единая Россия».

Самый маленький избирательный фонд у единственного кандидата от ПАРНАСа Станислава Авраменко, у которого такового вовсе нет.

Интересное совпадение: избирательные фонды 6 из 7 кандидатов от ЛДПР практически одинаковы – по 300 тысяч рублей. Представляется, что именно такую сумму выделил на избирательную кампанию своим протеже Владимир Вольфович. Из этой шестерки только у Юлии Васильченко в фонде на 5 тысяч больше.

К распоряжению средствами своих избирательных фондов кандидаты относятся по-разному. Кое-кто использовал едва ли половину денег, многие – уже почти полностью, а у некоторых даже сумма прихода равна сумме расхода.

Всего же 50 донских кандидатов в депутаты, которые сформировали свои избирательные фонды, расходовали на отчетную дату 102 миллиона 814 тысяч 426 рублей 18 копеек – 78 % от собранных средств. Очевидно, эти цифры если и увеличатся до дня выборов, то ненамного. Точнее узнаем после 18 сентября.

3. КОЛИЧЕСТВЕННЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ АГИТАЦИОННОЙ КАМПАНИИ

Большинство кандидатов в качестве основных инструментов ведения кампании выбирают массовое изготовление традиционных агитационных материалов. В регионе по прежнему самым популярным видом агитматериалов остается газета-листовка (не считая «обязательных» плакатов различного формата). Необходимо отметить что лидером по выпуску АПМ является М. Емельянов («Справедливая Россия»). В лидирующую группу, вслед за эсером, входят и кандидаты от «Единой России». Но в регионе набирают обороты и кампании конкурентов. Так, Александр Аверченко выпустил на момент 9.09.2016 года более 400 тыс. агитационных материалов. Не отстают от него кандидаты Пахалков (СР), Коломейцев (КПРФ), Пиценко (СР).
P.S. В целом, на этапе агитационной кампании, мы отмечаем благоприятное отношение со стороны областной Избирательной комиссии к общественникам, аналитикам, журналистам. Но имеются, на наш взгляд, и недостатки. Например, по состоянию на начало последней агитационной недели ОИК 152 не выложил в программу «Чистый Дон» (информационный ресурс ИКРО) данные об агитматериалах с 28.08.2016 года, что затрудняет анализ предвыборной ситуации и затрудняет оценку открытости избирательного процесса на одном из самых острых участков предвыборной борьбы. Следуют также отметить, что заполнение базы «Чистый Дон» не является юридически обязательным.

«Неактивность избирателей не является для власти большой проблемой»

Элла Памфилова обещает честные выборы и наказание нарушителям. Как заявила руководитель Центризбиркома в интервью НТВ, нынешние парламентские выборы будут на порядок прозрачнее, чем это было раньше. Кроме того, глава ЦИК в принципе поддержала идею провести референдум об обязательности участия в голосовании. Политический обозреватель «Коммерсантъ FM» Дмитрий Дризе сомневается, что с введением подобной меры граждане станут ответственнее.

До выборов чуть меньше недели, но итог как бы уже подведен. Состав седьмой Думы вряд ли существенно изменится. В Центризбиркоме отмечают апатию граждан и нежелание участвовать в избирательном процессе. По словам Эллы Памфиловой, государство тратит на выборы 10 млрд бюджетных рублей, в этом году вышло даже больше, а есть прямая угроза, что люди в большинстве своем не придут голосовать. Получается, что огромные деньги не дают того эффекта, который должен быть. Мысль, кстати, можно продолжить. Например, предположить, зачем нам вообще выборы, если на них никто не ходит, — может быть, их взять да отменить?

Однако Элла Александровна поддерживает другую идею — законодательно закрепить обязанность каждого гражданина голосовать. Предложение звучит в вопросе ведущего. Глава ЦИК отвечает, что да, мол, но это вопрос референдума. Ранее Росстат предлагал сделать обязательным участие россиян в переписи населения. За нарушения предлагали штрафовать. Вроде бы в этот раз сделали все, чтобы оживить процесс: есть большой выбор партий, острые теледебаты, оппозицию показывают по телевизору. Ну что она не побеждает, так это не вина власти — не выбирают, что здесь поделаешь. Выборы будут максимально честными — так, по крайней мере, было обещано. А граждане не проявляют должной активности.

Кстати, обязательное голосование закреплено в основном законе 22-х стран. Реально исполняют эту норму с различными оговорками 10 государств. Среди таковых Аргентина, Австралия, Сингапур, Северная Корея, Кипр и ряд других. Правда, трудно представить, насколько в России повысится активность избирателя, если загонять на участки под угрозой штрафа. Что в таком случае нарисует в бюллетенях среднестатистический россиянин? Здесь также велик риск перегибов — если обязательно идти на выборы, значит, и за кого голосовать также можно подсказать.

Есть большие сомнения, что эту норму введут в современной России. Что-то подсказывает, что неактивность избирателей не является для власти большой проблемой. Разве только для тех чиновников, кто отвечает за организацию голосования и, возможно, за политический процесс в стране. А так кому надо проголосовать — приходят, результат всех устраивает. Зачем создавать излишнюю нервозность в непростой экономической ситуации.
Страницы: Пред. | 1 | ... | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | ... | 17 | След.